Развитие политической науки в Европе

Несмотря на то, что политическая наука зародилась и сделала первые шаги в античном Средиземноморье, затем развивалась в эпохи средневекового ка­толицизма, Ренессанса, Реформации, Просвещения и, наконец, в XIX в.30, это были все же попытки отдельных ученых, даже когда ученые были вписа­ны в те или иные институциональные рамки, будь то греческие академии, европейские средневековые, а затем и современные университеты. Многие философы и теоретики прошлого, изучавшие политические проблемы, отда­вали им лишь часть своего времени, основное внимание уделяя служению церкви или монашескому ордену, опирались при этом на материальную под­держку представителей знати, в число которых входили некоторые монархи, либо сами принадлежали к аристократии и имели состояние. В XIX в. по мере развития европейских университетов в них все в большей степени сосредота­чивалось изучение государства, административных структур, государственной политики. До последнего времени типичным подразделением европейского университета была кафедра, возглавляемая профессором, вокруг которого груп­пировались младшие по званию доценты и ассистенты. В послевоенные десяти­летия некоторые из таких университетских кафедр были расширены и преоб­разованы в факультеты, на которых преподавательскую и исследовательскую работу в разных направлениях ведут несколько профессоров.

30 А кроме того в древней Индии и странах средневекового ислама (Rangavajan, 1987; Rabi, 1967).

Один из недавних номеров журнала «The European Journal of Political Research» (Vattes, Newton, 1991) посвящен послевоенной истории развития западноевропейской политической науки. Во вступительной редакционной статье этого номера отмечалось, что успехи политической науки в Европе по вполне очевидным причинам были связаны с процессом демократизации, а также со становлением государства всеобщего благоденствия, поскольку активистское, открытое государство, проникающее во все области жизни, нуждается во все большем объеме информации о политических процессах и эффективной дея­тельности властных структур. Признавая тот факт, что развитие американской политической науки оказало на европейцев весьма значительное влияние, авторы статьи отмечали, что в Европе еще до начала второй мировой войны проводились «поведенческие» исследования электоральных процессов, напри­мер, М. Дюверже во Франции и Г. Тингстен (Siegfried, 1930: Duverger, 1976; Tingsten, 1963) в Швеции. Как было сказано выше, выдающиеся ученые в области социальных наук, идеи которых легли в основу творческого развития научной мысли Америки, были европейцами. Р. Роуз (Rose, 1990) указывал, что хотя магистральное направление развития современной политической на­уки после второй мировой войны зародилось в Соединенных Штатах, но основоположники американской политической науки — В. Вильсон, Ф. Гуд-ноу, Ч. Мерриам — либо получали образование в Европе, либо после оконча­ния высших учебных заведений в течение нескольких лет продолжали повы­шать квалификацию в европейских университетах, прежде всего в немецких. Образование, культура и профессиональное мастерство сосредотачивались тогда в Старом Свете, в то время как в Новом эти качества были развиты существенно слабее. До первой мировой войны американские ученые еще смотрели на себя как на провинциалов. В межвоенный период даже в таком новаторском центре образования, как Чикагский университет, Мерриам все еще побуждал наиболее одаренных студентов после его окончания поехать на год в Европу для повышения уровня знаний и добивался для них матери­альной поддержки.

Насаждение нацизма и фашизма и опустошения, причиненные второй ми­ровой войной, почти на десятилетие затормозили развитие университетской жизни в странах континентальной Европы. Значительная часть немецких уче­ных, занимавшихся социальными науками, переселилась в Соединенные Шта­ты, где они не только внесли посильный вклад в борьбу с фашизмом, кото­рую вела Америка в годы войны, но и обогатили систему американского образования и исследований в области социологии, психологии и политичес­кой науки. В Нью-Йорке в «New School for Social Research» было сформирова­но целое подразделение для подготовки аспирантов, в котором преподавали европейские «изгнанники»; в стране трудно было найти хотя бы одно высшее учебное заведение, где на факультетах социальных наук не преподавали бы эмигрировавшие из Европы профессора. Такие ученые, как П. Лазарсфелд, К. Левин, В. Кёлер, X. Шпейер, К. Дойч, X. Моргентау, Л. Лоуэнталь, Л. Стра­усс, Ф. Нойманн, Г. Эрманн, О. Кирххаймер, Г. Маркузе, внесли весомый вклад как в поведенческую революцию в американской политической науке, так и в ее критику. Таким образом, политическая наука, привнесенная из Соединенных Штатов в Европу после второй мировой войны, в определенной степени имела корни в европейских традициях.

В первые послевоенные десятилетия после восстановления Европы, откры­тия ее научных учреждений и укомплектования их кадрами, все новое,что

оказалось в социальных науках, было американского происхождения. Отказ от правового и исторического подходов при изучении государственных ин­ститутов, политических партий и электоральных процессов, групп интересов, общественного мнения и средств массовой информации в американских уни­верситетах и исследовательских центрах уже произошел. Подобно плану Мар­шалла, направленному на восстановление разрушенной войной европейской экономики, американские ученые, которых поддерживали американские бла­готворительные фонды, уезжали в Европу, подобно миссионерам, стремив­шимся к обновлению европейской науки через ее приобщение к американс­ким эмпирическим и количественным методам. Молодые европейские уче­ные, которым оказывал помощь фонд Рокфеллера и другие благотворитель­ные организации, получали стипендии и десятками приезжали для продолжения образования в Соединенные Штаты. Для участия в работе над американскими исследовательскими программами (комитета по сравнитель­ной политологии в «Social Science Research Council», мичиганского электо­рального исследования, исследований политических ценностей, проводившихся Инглхартом) приглашали специалистов из Европы, готовили их и нередко оказывали им материальную поддержку.

Такого рода односторонняя зависимость продолжалась совсем недолго. Гу­манитарные традиции и школы настолько глубоко укоренились в европейс­ких национальных культурах, что уничтожить их в период нацистского гос­подства оказалось просто невозможно. К 60-м годам были полностью восста­новлены старые университеты и возникло много новых учебных и исследова­тельских центров. Европейские ученые вносили все более весомый вклад в развитие социальных наук. Комитет по политической социологии Междуна­родной социологической ассоциации состоял в основном из европейских уче­ных, хотя и объединял научные усилия европейских и американских специа­листов. Воздействие, которое его деятельность оказывала на развитие научной мысли в Европе, во многих отношениях можно сравнить с той ролью, кото­рую ранее играл американский комитет по сравнительной политологии. Про­водившиеся в Европе сравнительные исследования, в частности, осуществ­лявшийся под руководством Р. Даля, В. Лоруина, X. Даалдера и С. Роккана проект изучения демократических режимов небольших европейских государств, способствовали повышению профессионализма специалистов, представляв­ших европейскую политическую науку. «Survey Reseach Center» при Мичиган­ском университете сыграл важную роль в развитии самых современных мето­дов в электоральных исследованиях в Европе — в начале 60-х годов их прове­дение началось в Англии, а оттуда распространилось в другие европейские страны. После 'завершения каждого такого национального исследования в стране, где оно осуществлялось, оставались подготовленные кадры специалистов, ко­торые и в дальнейшем занимались этими исследованиями.

В 1970 г. на средства фонда Форда (Rose, 1990) была образована общеевро­пейская организация «European Consortium for Political Research» (ECPR), ставившая перед собой примерно такие же цели, как аналогичная организа­ция в Соединенных Штатах SSRC. Консорциум выделял средства на обучение по программам общественнонаучной методологии в летних школах при Эссекском университете, на создание лабораторий при некоторых национальных исследовательских центрах, а также на реализацию совместных исследова­тельских проектов. При его содействии был создан архив проведенных ис­следований и начало выходить профессиональное периодическое издание

«The European Journal for Political Research». Коллективными членами ECPR становились факультеты и научно-исследовательские организации. В 1989 г. в состав ECPR входило 140 таких организаций. К 1985 г. в справочнике о евро­пейских ученых, занимающихся политической наукой, было перечислено по­чти 2500 имен. Уровень развития политической науки в отдельных европейс­ких государствах определялся количеством национальных научных центров, являющихся членами ECPR. Из 140 входивших в консорциум в 1989 г. науч­ных организаций 40 находились в Великобритании, 21 — в Германии, 13 — в Нидерландах, 11 — в Италии и 5 — во Франции (Rose, 1990: р. 593). Влияние американской политической науки на европейскую и мировую в определен­ной степени нашло отражение в показателях численности зарубежных членов Американской ассоциации политических наук и, соответственно, подписчи­ков журнала «American Political Science Review»: в Великобритании, Германии и Японии их насчитывается более 100; в Израиле, Южной Корее и Нидерлан­дах — примерно по 50; в Норвегии, Швеции и на Тайване — примерно по 30;

во Франции - 27 (APSA, 1994: р. 327 ff.).

К 90-м годам ученые, профессионально посвятившие себя изучению мно­гочисленных и разнообразных функциональных направлений политической науки, имеющей общепринятую концепцию предмета исследования, и объе­диненные как Международной ассоциацией политических наук, так и раз­личными национальными и региональными организациями, четко определили место своей дисциплины и прочно утвердились в глобальном масштабе.


7621648228494161.html
7621727948718144.html

7621648228494161.html
7621727948718144.html
    PR.RU™